После освобождения:
 как живут Славянск и Краматорск

Уже12 более полтора года Славянск и Краматорск освобождены от боевиков, которых местные жители часто называют просто «эти».

В поезде, который следует из Киева в Константиновку, чисто, аккуратно, много военных, на стенах висят плакаты с призывами уважать
участников АТО.
Со мной в купе едут жители Донецкой области, которые тихо говорят о жизни.

— Ничего не планирую, уехала и все, — говорит женщина лет 45-ти. Она переселенка из Донецка, ее муж остался в родном городе, а она сама работает в Киеве и Краматорске.

— После оккупации перестала планировать свою жизнь наперед. Главное — дочку выучить, она на юридическом в Виннице.

— Кто знает, сколько нам жить осталось, — поддерживает беседу мужчина. Сам он из Славянска. Когда город захватили пророссийские боевики, он вместе с женой уехал к дочери в Киев. Однако после освобождения вернулись в родной Славянск.

— Мы, когда уезжали, полдня жгли вещи, которые не берем с собой. Думали, что уже не вернемся, — добавил он.

КРАМАТОРСК
1

Краматорск встречает холодной, серой и ветреной улыбкой.
Ныне этот город является административным центром Донецкой области. Однако в 2014-м году вместе со Славянском он был под контролем боевиков. ВСУ контролировали только две ключевые точки — гору Карачун близ Славянска и взлетную полосу в Краматорске.

Город регулярно страдал от обстрелов и попаданий случайных снарядов по жилым домам. В феврале 2015 года, через 7 месяцев после освобождения, тишину мирной жизни разорвал грохот снарядов «Смерча». В результате обстрела погибли 16 человек, более 60 получили ранения

Сейчас жизнь в городе продолжается: на центральной площади мамы с детьми кормят голубей, люди ходят на работу и учебу, молодежь всячески пытается восстановить и поднять Краматорск на ноги, улицы патрулируют украинские военные.

В городе открываются заведения, хабы, одним словом — люди постепенно возвращаются к привычной жизни, которая была до взрывов снарядов и сепаратистских призывов.

«Мы открыли первый коворкинг в Краматорске и пока остаемся единственными. Такой же мы открыли еще и в Северодонецке. Также мы запускаем проекты по обучению людей английскому языку, диджиталу, проводим бизнес-школы,» — рассказала менеджер коворкинга FreeUA Кристина Шостыр.

Пока помещение активисты арендуют, однако в их планах – выкупить свое, собственное.

8

СЛАВЯНСК
9

Если Краматорск не очень пострадал от боевиков, то соседский Славянск встречает разрушенными зданиями и домами, обстрелянными заправками и напрочь сгоревшими магазинами и киосками

Уже более полтора года Славянск освобожден от боевиков, которых местные жители часто называют просто «эти».

«Помню, 5 июля утром, когда Славянск освободили, эти (боевики — ред.) еще шли на дежурства, на блокпосты. Мы им кричим «Эй, ваши уже убежали, куда вы идете?» А они автоматы бросили прямо на улице — и только пятки их видно было. Вообще после освобождения автоматы можно было в любой точке города найти, из мусорных баков торчали стволы», — рассказывает Андрей Мищенко, руководитель кластера
Керамический край.

На одной из улиц, которая в свое время попала под обстрел, дома уже отреставрировали, отстроили, на каждом мусорном баке — на скорую руку написано «ПТН ПНХ», «Слава Донбассу».

Славянск — город керамистов. Поскольку город находится довольно далеко от шахт, жители освоили керамическое ремесло. До войны здесь насчитывалось около 35 тысяч предпринимателей, которые продавали всяческие изделия всему миру, сейчас — только 10 тысяч. При этом все работники самоучки, ремесло здесь попросту передается от отца к сыну.

Когда-то в Славянске был техникум, который выпускал керамистов, но уже более 50 лет он не работает.

В здание предприятия Виктора Шматко, на котором трудились около 20 человек, попал снаряд — с тех пор, с 2014-го года, работа остановилась. Помещение развалилось прямо от крыши и к подвалу. Однако мужчина не опускает руки и работает над возобновлением помещения и самого процесса создания керамических изделий.

11

«Хорошо, что бог забрал деньгами, и никто не погиб, — рассказывает Виктор, показывая на то, что осталось от комнаты мастера. — Вынесло окно, часть стены, хорошо, что человека не было на месте. Сейчас латаем крышу, вставили три окна, понемногу встанем на ноги. Главное, что эти ушли».

Другому предпринимателю Александру Семенцу повезло — его фабрике, которая выполняет заказы не только Европы, но и Бразилии, и США, всего лишь перебило электричество.

Первое время, когда окраину Славянска бомбили, он привозил работников на своей машине, поскольку общественный транспорт не ходил.

Позже работу пришлось на некоторое время остановить.

Отдельного внимания заслуживает Славянская больница, где операции проводились прямо в подвале.

«В 2014 году здесь были сепаратисты, на улицах велись бои, были массивные обстрелы. Было очень много пострадавших мирных жителей, поэтому больница не закрывалась ни на один день — это как раз то учреждение, которое не имеет права не работать. Предчувствуя подобный сценарий развития, у нас в подвале был определенный запас медикаментов, продуктов питания и воды, мы спустили туда дыхательную аппаратуру, осветительные приборы. Сначала мы оперировали с одной стороны больницы, однако оттуда начали идти танки — и мы перешли на другую сторону учреждения. Когда же и там стало невозможно оперировать людей, мы спустились в подвал. Света не было, естественно, все работало от генераторов. В подвале мы прооперировали 68 мирных жителей с огнестрельными ранениями, а до этого мы лечили и сепаратистов. Есть такая статья в Конституции, где написано «пострадавший», и мы не имеем права отказать никому в спасении жизни. Было «весело», — вспоминает главный врач Славянской больницы Александр Биланов.

При этом украинский флаг находился на здании больницы до самого освобождения города. Медики говорят, что боевики просто не решались его снять, поскольку каждый из них мог попасть туда с ранениями.

Сейчас над главной площадью Славянска маячит украинский флаг, который будто напоминает о днях оккупации. Дома со временем намерены отреставрировать, а ямы от попадания снарядов на асфальте — залатать. Хотя, признаться честно, иногда невозможно угадать — был ли дом разрушен снарядом или же попросту развалился от старости.

Как в Краматорске, так и в Славянске много переселенцев из оккупированных территорий. Все они стремятся наладить быт, многие открыли свое дело. Некоторые подаются на гранты от различных международных программ, такие как, например, ПРОООН.

Люди, которые бегут каждый по своим делам, все как один, говорят — главное, чтобы войны не было, а с остальным справимся.

Источник: bigmir.net