Антифашисты с фашистскими методами: невымышленные истории из оккупированного Славянска

Есть ли связь между уровнем 1преступности и сепаратистскими настроениями в обществе и как на самом деле жилось простым жителям оккупированных городов? Давайте искать ответы на эти вопросы вместе.

Два года назад большая часть Донецкой и Луганской областей была под контролем пророссийски настроенных боевиков. Прожив три месяца при «народной» власти во главе с террористами, жители освобожденных территорий имели возможность сравнить жизнь при «народных республиках» и при Украине. Как известно, плохое быстро забывается, поэтому многими оккупационный период воспринимается как испытание на прочность и не более. Жители Донбасса понимают, что стали пешками в большой геополитической игре, но каких-либо выводов из случившегося не делают. За них всех точки над «I» расставляют телевизионные пропагандисты. Если раньше Донецкий и Луганский регионы хотели, чтобы «их услышали», то сейчас они хотят «мира». Причем «мира» любой ценой. По мнению подавляющего большинства жителей Донбасса, мир придет тогда, когда отсюда уйдет украинская армия. Вот такой вот незатейливый план капитуляции Украины вложили в головы простого населения политики и СМИ.

После освобождения городов в июне-августе 2014 года многие их жители начали твердить, что при оккупации жилось не очень-то благополучно, зато был «порядок». Что стоит за этим пресловутым «порядком» понять сложно. Поэтому разобраться в том, какой порядок и спокойствие принесли с собой защитники «русского мира» мы попытаемся с помощью статистических данных Национальной полиции о количестве преступлений периода оккупации.

Но для начала попытаемся найти нити и предвестники большой беды на Донбассе за несколько лет до событий 2014 года.

Донецкая и Луганская области никогда не были образцовыми регионами в плане законопослушности. Статистика 2010-2012 годов четко говорит, что Донецкая область была абсолютным лидером по количеству зарегистрированных преступлений за отчетные периоды. На сайте Национальной полиции Украины есть статистика за эти года.

Для того, чтобы понять масштабы разгула криминалитета на Донбассе немного углубимся в официальные цифры.

2010 год. Всего управлениями МВД по Украине было зарегистрировано 487 804 преступлений, из них 176 920 тяжких и особо тяжких. Рейтинг по количеству преступлений по областям выглядит следующий образом: 1. Донецкая область (62069), 2. Днепропетровская (49145), 3. Киев (35946), 4. Крым (33333), 5. Луганская область (31677). Всего в 5 регионах Украины произошло почти половина преступлений всей страны – 212 170 (43%). Причем, обращает на себя внимание, что именно эти регионы «опережают» остальные с большим отрывом. Очень важный момент. Далее в рейтинге идут Харьковская (28126), Запорожская (27625) и Одесская области (24623) области. Все эти регионы, за исключением разве что Киева, в Кремле называют «Новороссией». Известны они повышенной концентрацией сторонников «русского мира», которые ждут, когда их «освободят».

Особое внимание обращают на себя Донецкая и Луганская области и АР Крым. Ведь именно эти регионы уже в недалеком будущем станут объектами внешней агрессии со стороны Российской Федерации. Прослеживаются нити, когда разгул преступности действительно связан с сепаратистскими настроениями и уровнем поддержки коллаборационистов в обществе.

2011 год. В Украине зарегистрировано 503 059 преступлений, из них 180 131 тяжких и особо тяжких. Состав рейтинга наиболее криминогенных областей Украины немного преобразился: 1. Донецкая область (60563), 2. Днепропетровская (46877), 3. Крым (37427), 4. Киев (37302), 5. Харьковская область (35550). Снова показатели первой пятерки близки к половине от общего количества – 217 719 (43%). Далее по рейтингу идут уже знакомые области, где пользуются популярностью идеи сепаратизма: Луганская область (31442), Запорожская область (27543) и Одесская область (25323).

За 9 месяцев 2012 года в Украине зафиксировано 433 039 преступлений, из них 153 361 тяжкие и особо тяжкие. Рейтинг наиболее криминогенных областей выглядит схоже с рейтингом 2010 года: 1. Донецкая область (48554), 2. Днепропетровская область (40967), 3. Киев (33983), 4. Крым (33139), 5. Харьковская область (30711). Далее идет Луганская (26218), Запорожская (25249) и Одесская (24474) области.

С ноября 2012 года отчет о криминальных правонарушениях готовила Генеральная прокуратура Украины. Однако статистика ГПУ не разграничивала преступления по областям. Поэтому провести анализ преступности в Украине и на Донбассе в 2013 году затруднительно.

Как бы там ни было, даже такая статистика красноречиво говорит о положении вещей. Чем больше в регионе криминального элемента, тем больше там активистов сепаратистских движений. Разве что столица — исключение.

«Порядок», который принесли с собой «защитники»

На основе статистических данных от Национальной полиции Донецкой области проведем мониторинг преступности в тот период, когда часть области находилась под контролем незаконных вооруженных формирований ДНР.

В Главное управление Национальной полиции Украины в Донецкой области был отравлен информационный запрос о количестве зарегистрированных криминальных правонарушений в 2013-2015 годах. Данный временной отрезок даст возможность оценить, какая ситуация было до начала войны, во время оккупации большей части Донецкой области и в период заморозки активных боевых действий.

Еще раз обращаем внимание, что материалом исследования являются только зарегистрированные в Едином реестре досудебных расследований преступления. В действительно их может быть намного больше. Но даже имеющаяся у нас на руках информация красноречиво расскажет о криминальной обстановке и примерном положении вещей.

Вы будете удивлены, но в 2013 году в Донецкой области было зафиксировано больше преступлений, чем в 2014 году – 50838 против 47938. Однако после начала войны тяжесть преступлений существенно возросла. В 2015 году преступность снизилась на порядок – 29644 зарегистрированных криминальных правонарушений. В первую очередь это связано с тем, что органы полиции не могут фиксировать все преступления на оккупированных территориях, поэтому цифры отображают положение только на подконтрольной Украине части области.

Если за весь 2014 год в Донецкой области было зафиксировано почти 48 тысяч правонарушений, то для наглядности нами были запрошены данные о преступности, начиная с 12 апреля 2014 года. Тогда был захвачен Славянский горотдел милиции и именно этот день принято считать отправной точкой войны на Донбассе. Так вот в период с 12 апреля 31 декабря 2014 года было зарегистрировано 34630 преступлений. Пройдемся по статьям преступлений, чтобы были понятны последствия провозглашения «Донецкой народной республики» и масштаб бесчинств, которые произошли из-за развязанной войны.

Умышленные убийства (ст. ст.115-118 УК Украины) – с 12 апреля по 31 декабря 2014 года их зафиксировали 2297. За весь 2013 год их произошло 281. Количество умышленных убийств в Донецкой области после захвата Славянского горотдела возросло в 8 раз.

Здесь необходимо прояснить, что стоит за понятием «умышленное убийство». Как нам прокомментировали в пресс-службе Национальной полиции, следователи вносят в Единый реестр досудебных расследований по ст. 115 УК Украины не только в случае «классического» убийства, когда преступник ввиду тех или иных обстоятельств забрал жизнь у жертвы. Например, после обнаружения трупа пропавших без вести людей фиксируется умышленное убийство. В условиях реалий боевых действий после гибели людей в результате обстрелов следователи фиксируют либо умышленное убийство, либо террористический акт (ст.ст.258 УК). Но наибольшее количество умышленных убийств в Донецкой области приходятся на захваченные боевиками территории, когда выехавшие оттуда граждане дают показания и свидетельства о произошедшем убийстве. После чего в Едином реестре досудебных расследований фиксируется правонарушение по ст.ст.155 УК.

В 2015 году в Донецкой области зафиксированы 1402 случая умышленных убийств.

Незаконные лишение свободы или похищение человека (ст.146 УК Украины) – 878 случаев в период с 12 апреля и по конец 2014 года. В 2013, для сравнения, зафиксировано 23 случая. То есть показатель вырос почти в 40 раз по сравнению с довоенным годом. Факты похищения и пыток людей представителями «народного ополчения» были общеизвестны, однако о масштабах этих бесчинств мало кто задумывался. А о скольких мучениках еще неизвестно?

В 2015 году зафиксировано только 167 таких случаев.

Разбои (ст. 187 УК) – 754 факта в 2014 году после захвата Славянского горотдела. За весь 2013 год в Донецкой области произошло 343 разбоя. Помните о «народных дружинах», которым раздавалось оружие, чтобы «защитить Донбасс от «бандеровцев» и «правосеков»? Как видно, с помощью этого оружия «защитники» Донбасса боролись в основном с местным населением.

Показатель 2015 года — 306 разбоев.

Незаконные завладения транспортными средствами (ст.289 УК Украины) – 2512 зафиксированных случаев после 12 апреля в 2014 году. Для сравнения, в 2013 году зафиксировано 525 фактов. Здесь и добавить то нечего. Цифры обо всем говорят сами.

В 2015 зафиксировано 661 случае незаконного завладения транспортными средствами.

Умышленное уничтожение или повреждение имущества (ст.194 УК Украины) – 1411 случая за отчетный период. В 2013 подобные правонарушения фиксировались 404 раза. Война принесла с собой бомбежки, а следственно уничтожение домов и транспорта жителей Донбасса. Поэтому здесь тоже ничего удивительного.

В 2015 году правоохранителями зафиксировано 494 подобных преступления.

Террористический акт, Втягивание в совершение террористического акта, Публичные призывы к совершению террористического акта, Создание террористической группы или террористической организации, Содействие совершению террористического акта, Финансирование терроризма (ст.ст.258 – 258-5 УК Украины) – 134 факта в 2014 после захвата Славянского горотдела. Ни одного в 2013 году. А террористы еще почему-то обижаются, когда их называют террористами. Как минимум, с правовой точки зрения для этого есть основания.

292 зарегистрированных правонарушений по ст.ст. 258 – 258-5 УК Украины в 2015 году.

Создание не предусмотренных законом военизированных или вооруженных формирований (ст.260 УК Украины) – 22 факта в 2014 году. Ни одного в 2013.

В 2015 году 47 случаев.

Захват государственных или общественных зданий или сооружений (ст.341 УК Украины) – 358 фактов в 2014 году против одного в 2013.

192 подобных преступлений зафиксировано в 2015.

Как видим, до 2014 года и появления «народных республик» и «Новороссии» терроризм был чужд для Донецкой области. Но борцы за «русский мир» принесли сюда кровь, убийства, похищения и пытки.

Особо привлекли внимание правонарушения, которых, согласно статистике, стало значительно меньше в 2014 по сравнение с 2013 годом. Хотя фактов свидетельствующих об обратном куда больше.

Незаконные обращения с оружием, боевыми припасами или взрывчатыми веществами (ст.263 УК Украины) – 468 случаев после 12 апреля и до конца 2014 года. Для сравнения, в 2013 году было зафиксировано 513 фактов. Это цифры красноречиво свидетельствуют о том, что милиция с весны 2014 года просто отказывалась фиксировать появление тысяч вооруженных людей на улицах городов Донецкой области. Как мы помним, представители донецкой милиции во всех захваченных боевиками городах не препятствовали бандитам, а напротив — помогали им, вместе стояли на блокпостах и подчинялись полевым командирам. Как известно, наказания за этот массовый коллаборационизм сотрудники МВД не понесли до сих пор. И большинство из них работают в полиции по сей день.

В 2015 году было зафиксировано 872 подобных фактов.

Нарушение правил дорожного движения (ст.286 УК Украины) – 792 зафиксированных факта в 2014 году. В 2013 их было зарегистрировано 1186. Та же ситуация, что и с незаконным обращением оружия. По всей области стояли десятки незаконных блокпостов, на которые абсолютно не реагировали правоохранители. Под эту статью подпадает и незаконное перемещение гусеничной техники, которая была в руках боевиков. Снова имеем факт игнорирования сотрудниками правоохранительных органов преступлений и сотрудничества с бандформированиями.

Еще раз хотелось бы отметить, что статистика за 2014 и 2015 года не может отображать полную картину происходящего. Например, в 2014 году после 12 апреля многие сотрудники перешли на сторону незаконных вооруженных формирований, поэтому сознательно не фиксировали результаты деятельности боевиков. Статистика за 2014-2015 года не включает в себя достоверные данные с оккупированных территорий, поэтому цифры неточные. Даже загоревшись желанием разобраться, сколько и какого характера преступлений произошло в районах, подконтрольных ДНР, восстановить полную картину будет невозможно. Пророссийская администрация в Донецке тщательно скрывает реальные данные.

Впрочем, итог антиукраинского путча понятен, даже исходя из имеющихся данных. Кроме «независимости» от «кровавой киевской хунты» идеологам и лидерам «республик» похвалиться нечем. Тотальное падение уровня жизни, разрушение инфраструктуры наиболее мощного промышленного региона страны, разгул бандитизма. Но довольно цифр. Они ведь тоже не покажут нам полной картины того, что происходило в подконтрольных «ополченцам» городах. Перейдем к живым свидетельствам конкретных людей, которым не посчастливилось столкнуться с «антифашистами».

Истории жителей Славянска периода оккупации

В нашем распоряжения имеются эксклюзивные заявления простых жителей Славянска главарям бандформирований ДНР о том, что натворили так называемые «ополченцы». Это
8 заявлений славянцев на имя Гиркина-Стрелкова и его заместителя «Носа», которые передадут вам атмосферу тех 3 месяцев, во время которых в Славянске хозяйничали Стрелков и Моторолла. Заявления датируются концом июня – началом июля 2014 года, когда боевики уже готовились покидать город. Видимо, в спешке ими и были забыты заявления, с которыми мы сейчас детально ознакомимся.

Но немного отступим от заявлений и расскажем об одном важном документе, который в корне изменил ход вещей в оккупированном городе. Речь идет о приказе Стрелкова о расстреле двух полевых командиров. Этот приказ 26 мая 2014 года зачитал в эфире местного телеканала главный коммунист Славянска Анатолий Хмелевой, так что сомнений в подлинности бумаги нет.

А теперь просто вдумайтесь. Никем не избранный «министр обороны» никем не признанной «республики» расстреливает людей на основании указа президиума не существующей страны. Этот пример наиболее ярко демонстрирует те дикие порядки, которые принесли с собой «защитники русского мира».

Стрелкову своим приказом о расстреле «ополченцев» за мародерство удалось запугать жителей города. Бабушки, свято верующие в грядущее возрождение СССР, в экстазе начали рукоплескать таким радикальным мерам. Но для большинства горожан официальное разрешение расстреливать людей стало шоком. Ведь никто не был защищен от «правосудия» захвативших город россиян.

Но теперь более подробно рассмотрим заявления.

1) Гражданка Оксана Владимировна (фамилия написана неразборчиво) пишет Гиркину-Стрелкову («Первому») расписку о том, что она перевозит из своего дома бытовую и электронную технику, посуду и садовой инвентарь. Соседи этой женщины своими подписями заверили, что гражданка Оксана вывозит свою технику, а не чью либо другую.

Наглядная демонстрация того, какой эффект произвел на жителей Славянска приказ Стрелкова о расстреле. Люди стали бояться сделать лишний шаг, чтобы не стать жертвами стрелковского трибунала. Досмотры «ополченцев» на своих блокпостах часто заканчивались сбором «оброка», если у пассажиров имелся ценный груз, поэтому чтобы обезопасить себя и не быть обвиненным в мародерстве жителям приходилось вдаваться в подобную бюрократию.

2

2) Работник Славянской райгосадминистрации некто Коннов Н.А. обращается к Гиркину с просьбой получить разрешение забрать из своего кабинета документацию, свидетельство о смерти отца и личные 600 гривен.

3

3) Гражданин Медик В.А. обращается к «Первому» (Стрелкову) с просьбой забрать из комнаты для ведения предпринимательской деятельности в Доме быта свои личные вещи.

Внизу под заявлением видно дописанное другим почерком распоряжение, что директор Дома быта должен выйти на «Седого» и подтвердить

4

4) Гражданка Борзынина пишет заявление на имя Гиркина-Стрелкова, в котором просит выдать ей документы об образовании своего внука из здания Славянского колледжа национального авиационного университета, чтобы внук смог продолжить учиться в другом учебном заведении.

На заявлении также видно распоряжение уже знакомым почерком, чтобы этим занялся куратор.

5

5) Весьма животрепещущая история жителя Славянска Сидоренко А.И. Из заявления на имя «Первого» мы узнаем, что в мае у его сына на блокпосту на Черевковке доблестные «ополченцы» забрали «99-тку», которую оставил у них дома знакомый. В свою очередь, эта машина была взята знакомым в аренду. Сына привезли домой, а машину пообещали «вернуть хозяину». Через неделю к заявителю домой явились знакомый, который оставил машину, и хозяин машины. Они уведомили семью Сидоренко, что «ополченцы» пообещали вернуть машину после окончания войны. После чего хозяин «99-й» со своим кумом отжали «пятерку», принадлежащую Сидоренко.

Но дальше – больше. Сидоренко пишет Гиркину-Стрелкову, что они знают предположительный адрес хозяина отжатой «99-й», который «конфисковал» их «пятерку». Не забыли они и про парня, который оставил эту многострадальную машину у Сидоренко. В доносе сообщается, что парня зовут Сергей, «вроде бы был связан с наркотиками» и «его вроде бы забирали в СБУ».

Едва ли можно передать атмосферу «народных республик» более ярко. Устроенный боевиками беспредел (отжим «99-й»), порождает такой же беспредел, который хозяин отобранного авто применяет уже в отношении виновного по его мнению знакомого. А тот в свою очередь пишет типичный сталинский донос в карательные органы стрелковцев, вернувших Славянск на несколько месяцев в 1937-й год.

Ничего подобного представить себе до 2014 года было невозможно.

6

7

6) Заявление гражданки Гарбуз на имя заместителя Гиркина-Стрелкова с позывным «Нос», в котором оно рассказала о своей беде. Она проживала на поселке Семеновка, но в период активных боевых действий в этом районе выехала оттуда. Когда вернулась домой, то обнаружила, что из гаража угнана машина. Соседи пострадавшей видели, что на машине ездили «ополченцы ДНР». И вот гражданка Гарбуз просит стрелковцев отыскать ее автомобиль.

Удалось ли ей вернуть свое транспортное средство – не известно.

8

7) Также на имя «Носа» было адресовано заявление от гражданки Анохиной. Она рассказывает, что в ее дом ворвались «ополченцы», чтобы арестовать ее сына. Бравые борцы с фашизмом забрали документы сына, а также прихватили телефон с ноутбуком. Пострадавшая также указывает, что «ополченцы» угрожали престарелой бабушке и стреляли. В конце заявления гражданка задается вопросом отчаяния: «где мне искать теперь сына, документы его?».

Не таких «вежливых людей» призывал Донбасс в марте 2014 года…

9

8) Эпичное заявление на имя «Носа» от гражданина Борсука. Мужчина просит «срочно вмешаться в работу ополченцев», которые стоят на посту «Варшава». По словам пострадавшего, на данном посту «процветает мародерство, избиения, угрозы, шантаж – все методы фашизма». Далее следует повествование произошедшего накануне ужаса.

В квартиру ворвались «ополченцы» из-за того, что увидели в окне фонарик от мобильного телефона. Следует разъяснить, что в ночь, когда это произошло (с 30 июня на 1 июля) в Славянске не было света. Поэтому не удивительно, что в кромешной тьме жители пользовались фонариками. Пострадавший указывает, что на момент «налета» в квартире находилась девушка-мать одиночка и перенесший инфаркт отчим – инвалид II группы. Без лишних слов «ополченцы» сразу начали избивать парня дубинкой по голове:

«Двое держали за ноги и ополченец «Малой» бил палкой по косточкам ног и пальцев, требуя от меня, чтобы я сказал, что предатель. Приехали другие ополченцы, хотели прострелить чашечку. Требовали признания того, чего не совершал. Говорили, что я мертвец. Марина плакала и просила их, чтобы прекратили зверские пытки и не стреляли в меня. Начался разгром квартиры. Фонарем светили в глаза, чтобы не видел, что они грабят. «Малой» указывал другому в черном платке предметы, которые надо брать. Ополченец в черном платке светил фонариком, который был приделан к автомату, приставленному к моему лбу. Оружие было снято с предохранителя и взведено, пинали ногами лежавшего на полу. Полное зверство.

Прибывшее по их вызову подразделение «Балу», главный ударил ногой, армейским ботинком, по голове в область моей щеки, ему уже были представлена и подготовлена вся картина врага народа. Есть травмы ноги и припухлости. Главный подразделений схватил меня за пояс и тащил с 12-го этажа вниз полуголого, без обуви на улицу. Одели наручники и положили на бетон. Когда вышли на улицу ополченец «Малой» хвастался, что есть теперь машина и он не будет ходить пешком. Меня погрузили в машину Фиат Добло и увезли в ГОВД, наручники целую ночь были застегнуты на мне. Я страдаю обширным псориазом, они уложили и смеялись, что короста. Когда я находился в ГОВД, ополченец «Малой» выносил с моей квартиры ценные вещи и быттехнику в моих спортивных сумках и складывали в мою машину, которую забрали. В результате хулиганских действий, фашистских издевательств из квартиры исчезли вещи».

Далее следует перечень вещей, которые исчезли из квартиры после «визита» «ополченцев». Среди всего награбленного особое внимание привлекают следующие вещи:
дедушкины награды Второй мировой войны;
ключи от квартиры, которые забрал «Малой», машина «Таврия Славута», стоит на данное время (4 июля 2014 года – ред.) на автосервисе возле поста;
разбита и забраны деньги из детской копилки (!!!) в сумме 400 грн;
забрали двух кавказских овчарок и документы на них;
два флакона дорогой туалетной воды;
монитор-телевизор с документами; столовая серебряная ложка;
награды МПС и наградные часы;
ДВД и т.д.

«Прошу принять строгие меры по отношению к этим ополченцам по закону военного времени, чтобы не позорили честных бойцов», — в заключении обращается пострадавший гражданин Борсук. Как видно, даже после произошедшего пострадавший остался сторонником «честных бойцов», на три месяца погрузивших город в хаос и террор.

10

11

12

Процитированные здесь заявления — лишь капля в океане беспредела. Леденящих историй из разных городов, захваченных боевиками, было описано предостаточно, и чтобы описать их все, не хватит и книги. Подобные случаи в 2014 году замалчивались российскими СМИ, которые пытались создать у зрителя крайне однобокую картину происходящего на Донбассе, выставить боевиков Стрелкова «освободителями», а украинцев — карателями. В действительности же, произошло ровно наоборот. После изгнания группировки Стрелкова из Славянска, жители города получили возможность спокойно вздохнуть и зажить мирной жизнью, без страха, что в любой момент в их квартиру могут ворваться вооруженные бандиты, а машину в любой момент могут отобрать прямо на дороге.

Богдан Красовский, vlada.io