Сергей Лилеев: «После войны нам еще придется устранять ошибки, которые к ней привели»

Три года назад Украина mid3219вступила в новую фазу борьбы за свою независимость и права на самоопределение. Этот период открыл особую страницу отечественной истории, в которую сейчас вписываются все новые и новые имена. В канун Дня защитника Украины мы предлагаем читателям поближе познакомится с нашим земляком, военнослужащим 8-й роты 93-й ОМБР Сергеем Лилеевым.

ЗАДОЛГО ДО ВОЙНЫ

Интерес украинской истории проявился у Сергея еще в подростковом возрасте. Изучая исторические факты и отслеживая наблюдаемые в стране тенденции, он постепенно втянулся в общественную деятельность. В 2010 году на митинге встретился и разговорился с представителями местной ячейки одного из политических объединений правого крыла. Оказалось, что его самостоятельные размышления во многом совпадают с идеями, которые провозглашали новые знакомые. С этого момента его общественная работа стала общественно-политической, направленной на защиту национальных интересов Украины.
Когда началась Революция достоинства, Сергей вместе со своими единомышленниками уехал в Киев и вступил в отряд самообороны Майдана: участвовал в нескольких горячих стычках с милицией, дежурил на баррикадах, противостоял провокациям и выполнял другие распоряжения командования.
Весной 2014 года славянец вернулся в родной город, где на тот момент начал накалятся конфликт между сторонниками суверенной Украины и приверженцами так называемого «русского мира».
— В это период в Славянске появилось очень много патриотически настроенной молодежи, — рассказывает Сергей. – Собственно говоря, те проукраинские акции, которые проходили на центральной площади, были инициированы именно молодежью. Мы, со своей стороны, лишь поддерживали их порыв и по возможности следили за тем, чтобы никто при этом не пострадал. Хотя уже тогда можно было понять, что против нас действует хорошо организованная сила, и противопоставить ей мы вряд ли что-то сможем. Силовые структуры и городское руководство, в чьи обязанности это входило, своих функций не выполнили, и в итоге город захватили пророссийские боевики.

ЗАХВАТ И ДЕОККУПАЦИЯ

Все три месяца оккупации Сергей Лилеев провел в Славянске. Первые дни казалось, что это наваждение вот-вот закончится, и город вернется под украинскую юрисдикцию. Потом выезжать стало просто опасно — имя Сергея одним из первых появилось в «черных списках» ополченцев. Разыскивая «бандеровца», последние приходили к его матери, однако сильного рвения при это не проявляли — по крайней мере, так это выглядело. С апреля по июль 2014-го славянец жил у знакомых. Через несколько дней удалось наладить связь со штабом антитеррористической операции, куда Сергей передавал информацию о ситуации в городе. К его удивлению, практически ни одно из его сообщений, так и не было использовано. Почему – непонятно и сейчас. Впрочем, дальнейшие события принесли еще много сложнообъяснимых несообразностей.
Утром 5 июля, услышав от знакомых, что боевики оставили Славянск, Сергей впервые рискнул выйти в центр города — украинских бойцов он встретил на ступеньках исполкома. Видеозапись этого эпизода потом появилась в сети Интернет, ее транслировали центральные телеканалы Украины и зарубежья.
Сразу же поле освобождения города Сергей решил вступить в добровольческий батальон, однако этому помешало одно важное обстоятельство. Наряду с другими патриотами, Лилеев увидел, что к радикальной смене городского руководства Славянска киевская власть явно не стремится. Тогда активисты начали общественную кампанию, результатом которой стало назначение на должность и.о. мэра компромиссной для обеих сторон фигуры – Олега Зонтова. В состав боевого подразделения Сергей попал только в феврале 2016-го, с задержкой на полтора года.

ИСКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ МОТИВАЦИЯ

К тому моменту «Карпатська Січ», куда пришел служить доброволец, уже была отдельной ротой в составе 93-й бригады, выполнявшей боевые задания на позициях в Водяном, под Донецким аэропортом. Потом командование поставило «сичевикам» условие – официально вступить в ряды ВСУ. Сперва обещали, что у них будет отдельный батальон, со своим командованием и автономной организационной структурой. Позже, когда офицеры подразделения вернулись с курсов повышения квалификации, выяснилось, что все решилось иначе – из добровольцев создали стандартную роту ВСУ. По словам Сергея, такую новость смогли «переварить» не все бойцы, часть личного состава расторгла заключенные контракты.
Как считает славянец, необходимость легализировать добробаты действительно обоснована – и с тактической, и с политической точки зрения. Однако, столкнувшись с реалиями современной украинской армии, пришлось понять, что ее строительство еще далеко от своего завершения. Это касается и вопросов обеспечения, и, самое главное, мотивации.
— Сейчас в моем подразделении служат люди со всех уголков страны, включая оккупированные боевиками территории, — рассказывает Сергей Лилеев. – Все они взяли в руки оружие исключительно из идейных соображений, дополнительная мотивация им не нужна. В ВСУ картина несколько иная – кроме профессиональных военных, здесь служат «срочники», мобилизованные, контрактники. После повышения зарплат в ВСУ стали приходить люди, для которых служба является просто повседневной, лишенной идеологической платформы работой. По-моему, это не совсем правильно, ведь исполнение воинского долга, особенно в сегодняшних условиях, не может быть рутиной.
Очень невыгодно, по оценке нашего собеседника, выглядит ВСУ и в плане технического обеспечения, создания условий для бойцов. Восполнять эти пробелы по-прежнему приходится за счет волонтерской помощи. Если учесть, что на оборонный сектор государство выделяет большие суммы, такая ситуация, мягко говоря, внушает бойцам сомнения в том, что деньги используются по целевому назначению. Отчасти это деморализует солдат, признается Сергей, но те, кто действительно встал в строй «за идею», относят этот факт к категории проблем, которые еще только предстоит решать.

14494608_499075996929486_3176383813161657670_n

НАРОД И АРМИЯ

В разговоре с военнослужащим мы попросили его высказать свое мнение по поводу часто звучащих обид на то, что, пока на фронте гибнут молодые ребята, гражданское общество продолжает жить мирной жизнью – люди ходят в кино, кафе, ездят отдыхать на курорты, покупают дорогостоящие вещи. Ответ был очень коротким: «Для того мы и воюем на фронте, чтобы украинцы могли жить спокойно». Прокомментировал Сергей и дискурс о том, что война – не лучшее время для проведения реформ, люстрации, декоммунизации и прочих общественно-политических процессов. По его убеждению, сегодняшние события говорят именно о необходимости кардинальных изменений — в системе государственного управления и ментальности украинских граждан.
— Когда закончится активная фаза войны, то есть, когда Украина установит полноценный контроль над своими границами, я вернусь «на гражданку», поскольку именно там смогу тогда приносить больше пользы, — говорит наш земляк. – Ведь то, что происходит сейчас – это следствие ошибок, которые украинцы совершили в прошлом, отдав управление страной в руки непорядочных людей. Для того, чтобы не допустить подобных событий в будущем, всем граажданам придется пройти очень долгий путь. Лично я, как многие мои единомышленники, к этой борьбе готов, ибо четко знаю – когда-нибудь Украина обязательно станет свободным, правовым и демократическим государством.

Павел Коротенко, ТВплюс