Из оккупации на мировые рынки: как славянские керамисты переориентируют экспорт

1В Славянске Донецкой области – полный цикл производства глиняных изделий: от добычи глины до продажи готовой керамики. Сегодня в городе работает свыше 700 керамических предприятий малого и среднего бизнеса, в этой отрасли занято более 35 тыс. человек, есть оптовый рынок керамики. Славянские керамисты продают свою продукцию не только в Украине. Об успехах и проблемах освоения мировых рынков рассказал председатель союза производителей художественной керамики Славянска Андрей Мищенко.

Куда производители, входящие в ваш союз продают свои изделия?
Структура экспорта керамики из Славянска изменилась после войны. Раньше 80% наших изделий мы продавали в Украине и странах СНГ, в основном в Россию. Сейчас везти наши товары как раньше через ростовскую таможню, мариупольское направление мы не можем, — только через Харьков. Из-за того, что нужно объезжать территорию захваченную «ДНР», увеличились транспортные расходы. Остался небольшой процент экспорта в страны СНГ: Казахстан, Беларусь, в Россию уходит около 20% продукции.
2
До войны наши керамисты осуществляли поставки в Чехию, Германию, Францию, Бразилию, США. Была сделана товарная партия бокалов «Козел» на Чехию. Покупатель из Бразилии заказал партию фигурок под спиртные напитки в виде танцовщиц во время карнавала. Этот сектор мы только начали развивать и наращивать. 7-8 частных предприятий активно работали на экспорт в 2013 году.

Есть еще какие-то причины уменьшения экспорта?
Да. Не всем удалось восстановить производство до конца, уменьшился ассортимент. Во время войны керамисты пострадали, не зависимо от того – согласились сотрудничать с «ДНР» или нет: часть предприятий была разворована, часть пострадала под обстрелами. Появилась нехорошая тенденция выезда из города людей уже после освобождения. Но теперь все равно уезжают в другие города Украины и в Россию, вывозят производство, из-за того, что в регионе нестабильная ситуация – нет гарантии, что «ДНР» не вернется.

Из стран дальнего зарубежья на сегодня есть заказы?
Это направление экспорта тоже не восстановилось в полном объеме.
Сегодня осталась только Чехия, еще продукцией заинтересовались японцы: им нужно изготавливать статуэтки бонсаи. Основная причина сокращения продаж: мы работаем только по предоплате. В наш регион предоплату никто отправлять не хочет, а наши ребята не хотят рисковать и отправлять товар без предоплаты, ведь очень много людей оказались обмануты. С ними не рассчитались. До войны товар отгрузили, а потом война, оккупация и с ними перестали общается их клиенты. Вторая причина если случится форс-мажор – можем не успеть что-либо сделать и отправить заказчику. Очень больших оптовых покупателей сейчас тоже нет. Люди бояться ехать и делать закупки.
3
Как вы планируете решать проблему с экспортными поставками?
Мы узнали, что с 13 по 19 февраля будет выставка во Франкфурте-на-Майне (Германия). Туда ездили наши представители — маркетолог и керамист, чтобы «прощупать почву»: узнать реально ли в наших условиях сделать то, чем торгуют европейцы. Вывод по итогу: есть несколько позиций, которые по качеству и дизайну у нас лучше, чем у итальянских, польских, португальских и словацких производителей керамики. На выставке было представлено 3 сегмента: массовое производство, там нам делать нечего, там китайцы продают, минимальными партиями одного изделия – контейнер. Нам таких объемов не потянуть. 2 сегмент: художественная дизайнерская керамика. На него мы тоже не ориентируемся. И средний сегмент — интерьерная, экстерьерная, сувенирная керамика. Там нам есть место. Чтобы представить себя на вставке нам нужно 50 кв метров площади в 2016 году. Стоимость аренды выставочной площади до 300 евро кв. метр. Плюс инвентарь, которые немцы делают под свою выставку эксклюзивно. Это не «Сорочинская ярмарка»: какой стол с собой привез с такого и торгуешь. Нам для участия нужно 30 тыс. евро. Вложенные деньги сразу не вернуться, их нужно вкладывать как невозвратные средства. Определенную сумму члены союза готовы выделить. Но оплатить самим все — сложно, поэтому мы заявились в нескольких местах по грантам. Надеемся на помощь, и готовы дать гарантии, что эти деньги пойдут напрямую на счета германским организаторам и это будет прозрачно. Без схем по отмыванию денег.
4

Как давно вы приняли решение о том, что вам нужен маркетолог? Это приглашенный человек, который работает как наемный работник?
Этот человек — специалист по торговле и частный предприниматель из Славянска. Мы его просто «взяли в долю». Она с отцом некоторое время жила в Германии, знает язык. Мы нашли не просто профильного специалиста по продажам, а человека под конкретные цели. Она в дальнейшем будет заниматься переговорами с зарубежными покупателями, заключением контрактов, сопровождением и будет получать определенный процент. Эта женщина-маркетолог уже и по другим контактам работает: с чехами.

Почему вы решили искать новые рынки сбыта?
Раньше не было необходимости участия в таких мероприятиях. Сбыт был. Жизнь не заставляла выдумывать, но ситуация изменилась. Негативное влияние на покупательную способность на внутреннем рынке, как и на российском, играет курс доллара. Есть несколько причин, которые повлияли на себестоимость: подорожание электроэнергии, бензина, красителей, глазури и некоторых комплектующих оборудования, которые мы покупаем за доллар. Например, спирали для обжига – покупаем в Китае, потому что их качество лучше, чем российских и украинских аналогов. Рост стоимости продукции плохо сказывается на объёмах продаж. Внутренний рынок «просел», еще потому что люди думают о том как купить продукты, энергоносители, а не керамику. Негативно сказались изменения минимальной стоимости аренды земли. Потому что многие кермисты землю под своими производствами не приватизировали. В 2012-2013 году ставка стоимости квадратного метра при выкупе земли была поднята так высоко, что люди посчитали и решили – выгоднее арендовать, чем покупать землю. Теперь аренда возросла в 10-тки раз – это тоже придется заложить в себестоимость.
Мы поняли, что конкурентоспособны на рынке Германии, Чехии, потому что стоимость сырья и рабочей силы там больше. А все это закладывается в себестоимость. То, что в Европе произвести стоит 100 евро, мы можем легко сделать за 20.
5

6
Как раньше обстояли дела с регуляционными, разрешительными моментами по экспорту, и как сейчас?
Наш маркетолог — женщина, знакомая с ситуацией в ЕС и с законодательными, регуляционными моментами открыла нам глаза на многие вещи. Обычно предприниматели решают продавать продукцию на внутреннем рынке, а не за границу с таможенным оформлением и всем прочим. Потому что всегда пугает наша бюрократия и коррупция. Человек думает: потеряю столько времени и не понятно заработаю ли в итоге больше. Накладные расходы, потеря времени и тому подобное заберут весь этот доход. Донецкая торгово-промышленная палата занимается таможенным оформлением, сертификацией и так далее. Это орган не государственный, а коммерческий. Владелицей Донецкой ТПП была жена экс-генпрокурора Пшонки. Они ставили вопрос так: вы должны быть членом ТПП и мы за вас все сделаем. А членство – это ежегодные или ежемесячные взносы. А потом нам рассказали, что все вопросы с экспортом можно решить без ТПП. Мы нашли таможенного брокера у которого есть аттестация. То сколько его услуги для нас будут стоить — смешные цифры! В Европе самая большая проблема – найти клиента, а не оформить документы. А у нас все наоборот – все есть, но как только мы касаемся оформления документов, начинаются проблемы.
7

8

А как вы оцениваете деятельность государства для упрощения процедуры оформления экспорта?
Государство, по моему мнению, сделало недостаточно пока. Единственное, что Пшонка «пропала» из ТПП. Но сама ТПП осталась, и в этом отношении ничего не поменялось.
А у местной власти отношение к бизнесу не поменялось вообще.

Сложилось определенное мнение, что украинским производителям сложно попасть на европейский рынок, якобы мы там не нужны. Какие у вас на этот счет мысли?
Если б мы так думали, то не стали бы тратить деньги, отправлять людей в Германию и т.п. Эта тема уже звучала много раз, но кто именно ее озвучивал? У нас есть производители, типа Петра Скорикова. У него 8 цехов по Славянску. Он всех убеждал, что общался с европейцами, и мы с нашей продукцией там не нужны. На самом деле он лукавил. У Скорикова основными покупателями всегда была Россия. Он никогда не уделял внимания качеству продукции, брал низкой ценой, зная что российский рынок не безграничен и не на столько платежеспособен, чтобы туда продавать дорогие вещи. Его продукция была относительно дешевой, и ее в России покупали.
Потом оказалось, что Скориков делал поставки и в ЕС. Привез специалиста, подружился с немцами, купил там оборудование б/у и делал литье под давлением — ресторанную посуду, как это делали китайцы. До войны он вышел на хорошее качество, потом у него вырезали оборудование и с немцами контракты у него «накрылись». Не потому что он в Германии не нужен. Немцы не россияне, если продукт им нужен и он соответствует качеству они его покупают.
Многие бизнесмены, которые сами продают в ЕС, кричат, что мы там не нужны, чтоб никто другой туда не поехал.

А покупателей в других странах не пугает то, что Восток Украины – это зона вооруженного конфликта?
Наш керамист, который побывал в Германии, обратил внимание, что из-за высокой квалификации и знания языка нашим маркетологом, они его «принимали за своего». Их не пугает, что мы с Донбасса. К нам уже поступило несколько звонков по продукции, мы как раз подготовили сайт и фото в хорошем качестве, для удобства потенциальных покупателей. Мы отслеживаем спрос и меняем ассортимент, стараемся отвечать вызовам времени и быть в тренде.
Даже после всех событий производители руки не опустили. Нужно заниматься тем что знаешь и любишь. У нас оба эти фактора присутствуют.
9

Юлия Диденко, Новости Донбасса